Главная

Предыдущая статья | Статьи | Следующая статья

Советское государство и право, 1951, № 3

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ ПРАВОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

А. К. СТАЛЬГЕВИЧ

XX съезд партии полностью одобрил осуществленные ЦК КПСС меры по укреплению советской законности, по строгому соблюдению прав граждан, гарантированных Конституцией СССР, и обязал все партийные и советские органы бдительно стоять на страже законности, решительно и сурово пресекать всякие проявления беззакония, произвола, нарушения социалистического правопорядка [1]. Для осуществления строжайшей социалистической законности необходимо, чтобы между участниками общественных отношений возникали, Советским государством поддерживались и охранялись от нарушения соответствующие нормам советского права социалистические правовые отношения. Поэтому научная разработка ряда вопросов теории социалистических правовых отношений имеет огромное значение.

* * *

Классики марксизма-ленинизма подчеркивают, что «общественные отношения делятся на материальные и идеологические» [2]. Материальными общественными отношениями являются производственные отношения, совокупность которых составляет экономическую структуру общества, его реальную основу — базис. Материальные отношения складываются «помимо воли и сознания человека, как (результат) форма деятельности человека, направленной на поддержание его существования» [3]. Производственные отношения возникают в производственной деятельности людей и объективно существуют как определенный общественный строй на данной ступени развития общества. Это означает, что человек на данной ступени общественного развития находится в исторически сложившейся системе материальных отношений, независимо от того, что в своей конкретно-практической деятельности он проявляет свою волю и сознание. Так, например, при капиталистическом строе человек не может вступить в социалистические производственные отношения, так как их в капиталистическом обществе нет. Для вступления в эти отношения необходимо совершить переход от капитализма к социализму. Говоря о производственных отношениях более конкретно, необходимо иметь в виду: 1) формы собственности на средства производства, 2) положение и взаимоотношение различных социальных групп в производстве и, наконец, 3) всецело зависящие от первых формы распределения.

Идеологические отношения как надстроечные возникают на основе отношений материальных. Человек вступает в эти отношения по своей воле, он имеет возможность выбрать те или иные отношения в зависимо-

24         А.К. Стальгевич

сти от своих интересов. Так, лицо, используя установленные господствующим классом правовые формы, может осуществить передачу другому лицу своей собственности по-разному, например, вступив с ним в правовое отношение купли-продажи или же в правовое отношение дарения. В каждом из этих случаев экономический факт перехода собственности как определенное общественное отношение будет протекать в рамках различных правовых отношений.

Правовые отношения являются отношениями идеологическими, надстроечными, имеют волевой характер. Прежде чем сложиться, они должны пройти через сознание и волю господствующего класса и получить выражение в нормах права. Волевой характер правоотношений состоит прежде всего в том, что в них реализуется возведенная в закон воля господствующего класса. Волевой характер правоотношений состоит и в том, что лица — стороны правоотношений — независимо от особенностей возникновения этих отношений проявляют в процессе их реализации свою индивидуально-субъективную волю: пользуются своими правами и выполняют определенные обязанности. Волевой характер правоотношений, наконец, состоит в том, что за участниками этих отношений сохраняется право обращаться к соответствующим органам государства за защитой своих интересов в случае их нарушения.

Характерной чертой правоотношений является их соответствие нормам права, выраженным в законах и подзаконных актах, и зависимость от них. Нормы права являются необходимым условием или предпосылкой правоотношений. В нормах права государством определяются субъекты правоотношений, их права и обязанности, фактические обстоятельства являющиеся основанием или поводом для возникновения, изменения и прекращения правоотношений, права субъектов правоотношений обращаться к органам государства для защиты своих интересов, компетенция этих органов в деле охраны прав субъектов правоотношений и обеспечения выполнения ими своих обязанностей.

Правовые отношения коренятся в материальных жизненных отношениях, в конечном счете обусловливаются ими, зависят от них. Между экономическими и правовыми отношениями существует определенная связь. Правовые отношения служат одной из форм выражения экономических отношений, их правовым опосредствованием. При помощи правовых отношений господствующий класс, добиваясь осуществления выраженной в нормах права государственной воли, оказывает влияние, воздействие на экономическое развитие общества, вводит экономические отношения в юридические рамки, соответствующие его интересам.

При помощи правовых отношений оказывается влияние не только на экономические, но и на различные общественные отношения надстроечного характера. Дело здесь заключается в том, что на одни общественные отношения (материальные или же идеологические) оказывается воздействие при помощи других общественных отношений. Например, общественное отношение, состоящее в передаче имущества одним лицом другому, может быть осуществлено в юридической форме купли-продажи. Эта юридическая форма заключается в том, что лица — стороны такого общественного отношения — вступают в особое общественное отношение — правовое отношение, р, котором они согласно нормам права выступают как носители взаимных прав и обязанностей. Согласно ст. 180 ГК РСФСР продавец, обязуется передать имущество в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять это имущество и уплатить условленную цену. Так определенное общественное отношение передачи имущества оказывается введенным с помощью норм права в рамки правового отношения купли-продажи. Как видно из этого примера, при правовом регулировании следует различать два вида отношений: правовые отношения и регулируемые при помощи них общественные отношения. Правоотношения не сливаются с регулируемыми ими общественными отношениями, а последние, будучи

Вопросы теории социалистических правовых отношений               25

в соответствии с нормами права введены в рамки правоотношений, сами не превращаются в правоотношения.

Государство, осуществляя выраженную в нормах права политику, при помощи правоотношений направляет, вводит в определенные рамки, удерживает в пределах установленного порядка деятельность органов государства, общественных организаций, должностных лиц и граждан, оказывает активное воздействие на развитие общества в интересах господствующего класса. Из высказанных в трудах классиков марксизма-ленинизма положений можно сделать вывод, что правовые отношения — это надстроечные (т.е. идеологические, волевые), обусловливаемые материальными отношениями, соответствующие нормам права отношения между лицами (субъектами), связанными взаимно правами и обязанностями, осуществление которых гарантировано государством.

Совершенно иначе (это и понятно!) понимают правоотношения буржуазные юристы. Так, Н.М. Коркунов считает, что юридическое отношение есть житейское, бытовое отношение, регулируемое юридической нормой [4]. Г.Ф. Шершеневич утверждает, что «юридическое отношение есть та сторона бытового, жизненного отношения между людьми, которая определена нормами объективного права» [5]. По мнению В.М. Хвостова, «жизненное отношение, принятое во внимание объективным правом и снабженное юридическими последствиями, называется юридическим отношением» [6]. По учению Е.Н. Трубецкого, под юридическими отношениями или правоотношениями следует понимать «регулируемые нормами объективного права отношения лиц между собой» [7]. Ф. Регельсбергер заявляет, что «правоотношения суть признанные объективным правом жизненные отношения»[8]. Таким образом, буржуазные юристы отождествляют правоотношения с «бытовыми», «жизненными» отношениями.

В советской правовой литературе наиболее распространенным является взгляд, что правоотношение — это урегулированное нормой права общественное отношение. В «Юридическом словаре», изданном в 1953 г., понятие правоотношения так и формулируется: «Правоотношения — вид общественных отношений, урегулированных нормами права и обусловленных в конечном счете базисом общества» [9].

Нет сомнений в том, что правовые отношения связаны с нормами права, соответствуют им и зависят от них, что нормами права предусматриваются определенные правовые отношения, что в нормах права определяются права и обязанности лиц — субъектов правоотношений, что нормами права определяется, какие реальные обстоятельства считаются юридическими фактами и влекут за собой определенные юридические последствия. Это все понятно и правильно. Однако регулируемые при помощи норм права общественные отношения (базисные или же надстроечные) предусматриваются в нормах права не непосредственно, а в своем юридическом опосредствовании, через правовые отношения. Значит, необходимо различать: 1) нормы права, 2) соответствующие им правовые отношения и 3) регулируемые при помощи них общественные отношения.

В общепринятой односторонне нормативной трактовке этого вопроса, соответствующей общему понятию права, сформулированному акад. А.Я. Вышинским, правовые отношения как особый вид общественных отношений выпадают из системы правового регулирования и сливаются, отождествляются с предметом правового регулирования. В результате получается очень формальная, механистическая схема: нормы права и регулируемые непосредственно при помощи них общественные отношения.

26         А.К. Стальгевич

Последние, в силу наличия предусматривающих их норм права, объявляются правовыми. В учебнике по теории государства и права так и говорится, что «то или иное отношение делается правовым отношением (правоотношением) лишь в силу того, что имеется выраженная в каком-либо источнике права правовая норма, которая данное отношение предусматривает, регулирует» [10].

С таким рассуждением согласиться нельзя, ибо оно дает основание для вывода о том, что при помощи норм права любому общественному отношению можно придать юридический характер, т.е. можно превратить общественные отношения в правовые. Следует обратить внимание на тот факт, что ученые, стоящие на этих позициях и обвиняющие других в отождествлении права и экономики, сами дают полное основание для такого обвинения. Формулировка понятия правоотношения как урегулированного нормой права общественного отношения открывает широкий простор для субъективно-идеалистических выводов о возможности превращения экономических и иных общественных отношений при помощи норм права в отношения правовые.

Некоторый шаг вперед в решении этого вопроса сделан авторами учебного пособия «Теория государства и права», изданного в 1955 г.: «Специфика этих отношений, их особый, отличающий от других общественных отношений характер состоит в том, что участники каждого конкретного правоотношения взаимосвязаны определенными правами и обязанностями, которые предусматриваются нормами права и обеспечиваются ими. Нельзя поэтому смешивать правоотношения с экономическими, семейными и другими фактически складывающимися в обществе отношениями, составляющими предмет правового регулирования» [11]. Однако авторы учебного пособия не делают вывода о реальности правоотношений, воздерживаются от выяснения их места и роли в системе общественных отношений, о связи их с регулируемыми при помощи них общественными отношениями.

Вопрос этот не получил своего последовательного разрешения и в работе Н.Г. Александрова «Законность и правоотношения в советском обществе». Он пишет: «Будучи урегулированным нормами права, общественное отношение именно принимает форму правоотношения. Менее точным будет утверждение, что в этих случаях общественное отношение «превращается» в правовое, так как фактическое общественное отношение, приняв форму правоотношения, не перестает, разумеется, быть тем общественным отношением, которое составляет для норм права объект правового регулирования» [12]. Правильно, что фактическое общественное отношение, приняв форму правоотношения, не перестает быть тем общественным отношением, которым оно было и является в качестве предмета правового регулирования. Неверным, однако, является пояснение, что менее точным будет утверждение, что в этих случаях общественное отношение «превращается» в правовое. Опосредствованные и регулируемые правовыми отношениями экономические и иные общественные отношения в силу этого опосредствования не становятся правовыми.

Сложность затронутого вопроса заключается в том, что правовые отношения могут являться и являются формой выражения других (экономических или же идеологических) общественных отношений, специфическим их опосредствованием, средством их регулирования в полном соответствии с законами и подзаконными нормативными актами. Ошибка защитников так называемой «общепринятой» точки зрения — правоотношение есть урегулированное нормой права общественное отношение — заключается и том, что они, сводя право к одним лишь нормам права,

Вопросы теории социалистических правовых отношений               27

исключая из общего понятия права (речь идет именно о понятии права, его полном и всестороннем понимании, а не об определении права) правовые отношения как одну из существенных форм права, одно из средств осуществления норм права, умаляя и игнорируя роль правовых отношений в системе общественных отношений, придают нормам права магические свойства всемогущества.

Это дает обоснование для беззакония и формализма в практической деятельности судебных, прокурорских, административных и иных работников. Разве мало было случаев, когда преступная банда Берия и его приспешников, расправляясь с честными советскими людьми, ставила их вне правовых отношений, попирала законные права? У этих извергов были свои, от лица органов государства состряпанные «правила поведения», различные «решения», «приказы», «директивы» и т. п., но «урегулированные» этими «правилами» отношения не становились правовыми, даже формы правовой они не приобретали в силу своей противозаконности. Вот почему вопрос о сущности социалистических правоотношений, их специфике, месте в системе общественных отношений и роли в осуществлении и укреплении социалистической законности имеет большое практическое значение.

Серьезному пересмотру должны быть подвергнуты и другие распространенные в юридической литературе взгляды, утверждения и понятия. К ним относятся вопросы об «элементах» правоотношений, субъектах и объектах правоотношений, юридических фактах, о праве в субъективном смысле.

Вопрос о так называемых «элементах» правоотношений изрядно запутан. Понятно, что слово «элемент» само по себе ничего порочного не содержит. Дело в том, к чему и как это понятие применяется. В буржуазной правовой литературе распространено положение о том, что правоотношение состоит из четырех «элементов». Так, Г.Ф. Шершеневич писал: «Юридическое отношение разлагается на следующие элементы: субъекты, объект, право, обязанность» [13].

Эту формальную схему без критики и выяснения подлинного ее смысла повторяют советские правоведы. Так, С.А. Голунский и М.С. Строгович пишут: «Правоотношение, т.е. создающееся на основе правовой нормы отношение людей, складывается из следующих элементов (составных частей): а) субъект права, б) объект права, в) право и г) обязанность» [14]. Как видно, схема С.А. Голунского и М.С. Строговича отличается от схемы Г.Ф. Шершеневича лишь тем, что по первой схеме — правоотношение «складывается» из следующих элементов, а по второй — «разлагается» на те же элементы. Эта же схема повторена в учебнике «Гражданское право», изданном в 1938 г.[15]. В новом издании учебника (1944 г.) в главе, написанной Д.М. Генкиным, говорится: «Итак, элементами правоотношения являются только субъекты и их права и обязанности; объект (вещь, нематериальное благо)—лишь одна из возможных предпосылок правоотношения» [16]. В учебнике «Советское гражданское право», изданном в 1950 г., объект восстановлен в составе «элементов» правоотношения [17].

Затронутый вопрос имеет глубокий смысл. Понятна схема «элементов» правоотношения, сконструированная в буржуазном формально-догмати-

28 А.К. Стальгевич

ческом правоведении, для которого весьма существенно объявить субъект права или сторону (или участника) правоотношения «элементом» правоотношения. Буржуазное правоведение, стремясь замаскировать фактическое неравенство лиц — эксплуататоров и эксплуатируемых, вступающих и вступивших в правовые отношения, не только объявило человека абстрактной мистифицированной личностью, но и спрятало его, включило, в формальную схему в качестве одного из ее составных «элементов».

Можно ли, однако, человека — участника или сторону того или другого общественного отношения — считать составной частью или «элементом» самого этого отношения? Общественные отношения возникают между людьми, люди являются сторонами, участниками, носителями тех отношений, в которые они вступили. Однако они не превращаются в составные части этих отношений. Часто формально-догматические уловки и конструкции буржуазного правоведения советские юристы переносят без необходимой критики и оговорок в советское правоведение, забывая о том,, что «сущность человека не есть абстракт», что «в своей действительности сна есть совокупность всех общественных отношений» [18].

Субъектами социалистических правоотношений являются: 1) советские граждане, 2) Советское государство, 3) советские государственные организации (высшие органы государственной власти и государственного управления, местные органы государственной власти и их исполнительные органы, органы суда и прокуратуры, государственные учреждения и предприятия, хозяйственные организации) и 4) советские общественные организации трудящихся. К этому необходимо добавить, что для осуществления гражданско-правовых отношений определенные государственные и общественные организации могут выступать в качестве юридических лиц,, т.е. организаций, обладающих организационным единством, имущественной обособленностью и самостоятельной имущественной ответственностью. Юридические лица — это совокупности или объединения лиц, это организации или учреждения, которые, как гласит ст. 13 ГК РСФСР, «могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде».

В нашей классификации субъектов социалистических правоотношений в первую очередь необходимо иметь в виду советского гражданина с его; правоспособностью и дееспособностью, с его правами и обязанностями. В связи с этим следует признать совершенно правильным, когда в учеб-| ной литературе по советскому гражданскому праву субъектом социалистических гражданско-правовых отношений прежде всего считается советский гражданин.

Традиционным для буржуазного правоведения является деление субъектов правоотношений на лица физические и лица юридические. Мы не против этих юридических понятий, если их правильно понимать и применять. При использовании тех или иных юридических понятий и институтов? права необходимо всегда иметь в виду их классовую природу, их социально-политический смысл. К сожалению, мы не всегда в применяемых нами юридических понятиях, по внешности идентичных в буржуазном и советском праве, усматриваем принципиальное различие по существу — в их понимании и применении в буржуазном или же в советском правоведении.

Следует обратить внимание на то, что понятие «физическое лицо», вполне соответствующее принципам буржуазного права, не может быть принято для социалистических правоотношений без критики. Характерной чертой буржуазного права является прикрытие, маскировка формальным равенством фактического экономического и политического неравенства, классовой противоположности эксплуататоров и эксплуатируемых. В буржуазном праве личность рассматривается абстрактно, в полном отвлече-

Вопросы теории социалистических правовых отношений               29

нии от всяких экономических и политических факторов, в одном лишь физическом бытии. Понятие «физического лица» в буржуазном правоведении связано еще и с тем, что в буржуазном обществе проводится противопоставление гражданского общества как общества частных собственников-товаровладельцев государству. В гражданском обществе личность выступает как человек в своем физическом бытии, как «свободная личность» и представляется в виде собственника-товаровладельца, в буржуазном юридическом мировоззрении воображаемого в образе мистифицированного «физического лица». Понятие «физическое лицо» является лишь одной из иллюзий, фикций буржуазного права.

В советских социалистических правоотношениях сторонами, носителями взаимных прав и обязанностей, прежде всего являются советские граждане. И нет никаких оснований для именования гражданина СССР «физическим» лицом. Против этого часто возражают, заявляя, что понятие «советский гражданин» является узким, что необходимо иметь в виду и иностранцев, находящихся в СССР, что понятие «физическое лицо» применимо как к тем, так и другим. Однако, во-первых, необходимо иметь в виду положения ГК РСФСР и ГК других союзных республик, согласно которым гражданская правоспособность предоставляется советским гражданам. Во-вторых, вопрос о правах иностранцев решается особо. В ст. 8 постановления о введении в действие ГК РСФСР говорится: «Права граждан иностранных государств, с которыми РСФСР вступила в то или иное соглашение, регулируются этими соглашениями». Значит, разъяснение понятия «физическое лицо» как применяемого к гражданам СССР, так и к иностранцам, пребывающим в СССР, как понятия, предусматривающего «тех и других», противоречит советским законам и вносит путаницу в четкие и ясные понятия науки социалистического права.

Не может быть «элементом» правоотношения и объект правоотношения. Не случайностью является неопределенность, наблюдающаяся в советской правовой литературе: то объект исключается из числа «элементов» правоотношения, то вновь восстанавливается. В буржуазной юридической литературе объект правоотношения определяется обычно как то, по поводу чего правоотношение возникает. Здесь, во-первых, допускается невероятная нелепость, ибо получается, что правоотношение возникает по поводу своей же собственной части (или «элемента»), без которой само правоотношение немыслимо. Во-вторых, здесь буржуазно-юридический формализм доведен до высшей точки отвлеченности. По сути дела принятая формула ничего определенного не содержит. Что это «то» и по поводу «чего» правоотношения возникают? Эта игра пустыми абстракциями, но игра, имеющая своей целью прикрыть сущность реальных отношений.

Спор идет не по поводу того, что для возникновения правоотношений необходимо «то», без чего они возникнуть не могут, что для возникновения правоотношений необходимо «что то» или «нечто». Это ясно. Неясным является, что конкретно служит объектом правоотношений. Споры, различные взгляды и разногласия возникают при попытке представить объект правоотношений в более конкретном виде. А без конкретизации данного общего понятия обойтись нельзя.

В буржуазном правоведении понятие объекта правоотношения чаще всего конкретизируется в виде вещей и неимущественных благ или действий лиц. Но и эти понятия прикрыты мраком буржуазного формализма. Выходит, что вещь для буржуазного юриста это лишь «элемент» правоотношения, это «то», по поводу «чего» и т.д. Буржуазный юрист, усердно скрывая тайну капиталистического производства, ограничивается лишь поверхностью явлений, вещной формой товарных отношений, оставляя без внимания сущность самих отношений. Поэтому и получается фетишистски извращенное представление буржуазного юриста, полагающего, что при помощи правоотношений регулируются вещи, действия или

30         А. К. Стальгеиич

же неимущественные блага. Но он не замечает (или притворяется, что не замечает), что при помощи правоотношений оказывается влияние, воздействие на определенные общественные отношения (предмет правого регулирования), выраженные в различных реальных явлениях, предметах и действиях, служащих их реальным основанием. Таким реальным основанием предмета правового регулирования могут быть: общественный и государственный строй, установленный государством порядок, имущество, действия, интересы государственных и общественных организаций, личные интересы граждан.

Следовательно, объект правоотношений состоит из предмета правового регулирования (общественных отношений, введенных в рамки данного правоотношения, на которые направлено влияние или воздействие правоотношения) и его реального основания. Реальным основанием регулируемых при помощи правоотношений общественных отношений является объект субъективных прав и обязанностей субъектов правоотношений. Вот почему нельзя смешивать или отождествлять объект правоотношений с объектом прав и обязанностей субъектов правоотношений. Объект правоотношения — это, прежде всего, общественное отношение, на которое направлено воздействие данного правоотношения, это — регулируемое при помощи правоотношения общественное отношение, внешне воплощенное и выраженное в определенных конкретных явлениях, предметах, действиях. Объектом прав и обязанностей субъектов правоотношений являются эти конкретные явления, определенные предметы, действия.

В приведенном ранее примере правоотношения купли-продажи объектом правоотношения является конкретное общественное отношение собственности, заключающееся в передаче имущества одного лица в собственность другому лицу. Внешне это отношение в данном конкретном случае нашло свое выражение в передаче, например, костюма продавцом в собственность покупателю и в уплате условленной цены — денег (например, 1000 руб.) покупателем продавцу. Костюм и указанная сумма денег в данном правоотношении являются объектами прав и обязанностей субъектов этого правоотношения и его реальным основанием.

Таким образом, объект правоотношения — явление сложное, удвоенное — это единство предмета правового регулирования и его реального основания. В тезисах доклада М.П. Каревой «Некоторые методологические вопросы учения о социалистических правоотношениях» говорится: «Серьезного внимания заслуживает высказанная в новой книге Н.Г. Александрова точка зрения о двух объектах правоотношения» [19]. Мысль об удвоенном характере объекта правоотношения не нова, так как нами она высказана в одной из работ в 1947 г., где говорится: «Объект правоотношений — это предмет правового регулирования, это те общественные отношения, которые при помощи правоотношений, их выражающих, вводятся в определенные рамки, подлежат соответствующему регулирующему правовому воздействию. Но так как общественные отношения не оторваны от материальных условий жизни, от конкретно-вещественных условий фактов, то и предмет правового регулирования имеет свое основание, его необходимо рассматривать в теснейшей связи с конкретными материальными условиями (вещами), реальными фактами (действиями) и неимущественными интересами. Выходит, что объект правоотношений имеет своеобразно удвоенный характер» [20].            

Ошибочным является отрыв реального основания предмета правового регулирования от самого предмета правового регулирования, т.е. от те общественных отношений, которые воплощены и внешне выражены в определенных реальных явлениях, вещах, действиях, в порядке, общественных

Вопросы теории социалистических правовых отношений               31

и личных интересах. Вот почему и получается формально-одностороннее объявление вещей или же действий либо и вещей и действий объектом правоотношений и упускаются из виду общественные отношения, регулируемые данным правоотношением. А это неизбежно приводит к выводу о том, что при помощи правоотношении регулируются не общественные отношения, а вещи и действия. О.С. Иоффе, например, считает, что «объект правоотношения — человеческое поведение, деятельность или действия людей» [21].

Таким образом, ни субъекты, ни объекты не являются «элементами» правоотношений. Правоотношение есть специфическое общественное отношение между лицами, заключающееся в их взаимных правах и обязанностях. Права и обязанности субъектов правоотношении и составляют юридическую связь между ними. Никаких других «элементов», кроме взаимных прав и обязанностей, правоотношение не содержит.

* * *

Обстоятельством или поводом возникновения, изменения и прекращения правоотношений являются юридические факты. Обычно юридическими фактами считаются предусмотренные в нормах права фактические обстоятельства (действия и события), признанные государством в нормах права юридическим основанием или поводом возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Можно ли, однако, фактические обстоятельства, с которыми связано возникновение правоотношений, свести только к действиям и событиям? Разве не бывает так, что для возникновения правоотношений требуется ряд последовательно совершающихся фактов? Бывают и такие обстоятельства, предусмотренные в нормах права, которые не являются ни событиями, ни действиями. Жизнь сложнее формальных схем. Бывают факты, длящиеся в виде пребывания лиц в определенном состоянии [22]. Например, состояние в браке по советским законам порождает свои последствия в виде определенных правоотношений. Бывают и другие состояния, например, состояние в гражданстве определенного государства, состояние на военной или иной службе и т.д. В связи с наследованием бывает необходимым установить состояние определенных лиц в живых. Весьма важным юридическим фактом является состояние в определенной организации или обществе. Между государствами бывают различные состояния: состояние в отношениях войны или мира и т.д. Определенные международно-правовые отношения порождаются состоянием страны в положении нейтралитета. Поэтому представляется необходимым общепринятую в общей теории государства и права классификацию юридических фактов в виде событий и действий дополнить еще состоянием.

Это тем более необходимо, что до сих пор в советской правовой литературе теоретиками государства и права состояние не признается юридическим фактом и не подвергается научному исследованию и освещению. Ярким примером может служить учебное пособие «Теория государства и права», в котором в качестве юридических фактов признаются лишь события и действия [23].

32         А. К. Стальгевич

* * *

Как видно, вопросы социалистических правоотношений недостаточно разработаны в советской правовой литературе. В особенности чувствуется пробел по этим вопросам в литературе по уголовному, судебному и административному праву. Необходимо иметь в виду, что по сущности своей вопросы социалистических правоотношений — это вопросы об осуществлении и укреплении социалистической законности, вопросы о правах и обязанностях советских граждан, советских государственных и общественных организаций трудящихся, о гарантиях нерушимости этих прав, об осуществлении и укреплении социалистического правопорядка. Глубокая научная разработка вопросов социалистических правоотношений во всех отраслях советского права — одна из актуальных и неотложных задач советских ученых-правоведов.

Руководствуясь высказанными выше соображениями и исходя из учета сущности и особенностей советского социалистического общественного и государственного строя, можно сделать следующие выводы. Советские социалистические правоотношения:

1) коренятся в материальных условиях социалистического общества, обусловливаются социалистическим общественным строем, социалистической системой хозяйства и социалистической собственностью на орудия и средства производства;

2) поддерживаются и развиваются Советским социалистическим государством под руководством Коммунистической партии;

3) соответствуют нормам социалистического права, содержащимся в законах и подзаконных актах, выражающим государственную волю рабочего класса и руководимых им трудящихся города и деревни;

4) содержат установленные Советским государством и охраняемые им от нарушения взаимные права и обязанности лиц — субъектов правоотношения: советских граждан, Советского государства, советских государственных организаций, советских общественных организаций трудящихся;

5) их объектами являются регулируемые при помощи них общественные отношения, внешним выражением и воплощением которых являются: советский социалистический общественный и государственный строй, установленный в Советском государстве социалистический правопорядок, вещи в виде социалистической собственности (государственной и кооперативно-колхозной) и личной собственности советских граждан, действия лиц — субъектов социалистических правоотношений, интересы советских государственных и общественных организаций и граждан;

6) возникают, изменяются и прекращаются в связи с обстоятельствами (юридические факты), предусмотренными в нормах советского права;

7) служат одним из средств осуществления советских законов и подзаконных нормативных актов и укрепления советского правопорядка, одним из средств осуществления политики Коммунистической партии и Советского государства в интересах народа для достижения великой цели построения коммунизма.

Главная

Предыдущая статья | Статьи | Следующая статья



[1] См.: «Резолюции XX съезда Коммунистической партии Советского Союза», Госполитиздат, М, 1956, с. 20

[2] В.И. Ленин, Соч., т 1, с. 134

[3] Там же

[4] См. Н.М. Коркунов, Лекции по общей теории права, изд. 8, Спб, 1909, с. 137.

[5] Г.Ф. Шершеневич, Общая теория права, М, 1912, с. 568.

[6] В.М. Хвостов, Общая теория права, изд. 6, М, 1914, с. 124.

[7] Е.Н. Трубецкой, Энциклопедия права, М., 1907, с. 157.

[8] Ф. Регельсбергер, Общее учение о праве, М., 1897, с. 24.

[9] «Юридический словарь». Госюрнздат, М., 1953, с 494.

[10] «Теория госутарства и права», Госюриздат, М, 1949, с. 400

[11] М.П Карева и яр , Теория государства и права, Госюриздат, М., 1955, с. 404

[12] Н.Г. Александров, Законность и правоотношения в советском обществе, Госюриздат, М, 1955 с. 08

[13] Г.Ф. Шершеневич, Учебник русского гражданского права, изд. 10, М., 1912. с.78

[14] С.А Голунский и М.С. Строгович, Теория государства и права. Юриздат, М., 1910, с. 273

[15] См. «Гражданское право», ч. 1, Юриздат, М., 1938, с. 27.

[16] М.М Агарков и др.. Гражданское право, т. I, Юриздат, М.. 1944, с 72.

[17] См. Д.М. Генкин и др, Советское гражданское право, т. I, Госюриздат, М., 1950, с.107

[18] К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т 3. с 3

[19] М.П. Карева, С.Ф. Кечекьян, О социалистических правоотношениях, М., 1956, с.16

[20] А.К. Стальгевич. Теория государства и права. Конспект лекций, вып. IV. М 1947. с 46—47

[21] См. О.С. Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому праву, изд. ЛГУ, 1949, с. 82.

[22] Мысль о необходимости к юридическим фактам (событиям и действиям) причислить и состояния высказана в моей докторской диссертации «Введение в изучение государства и права», М., 1940, с. 315—346 и в работе «Теория государства и права. Конспект лекций», вып. IV, с. 55. Вопрос о гражданском состоянии освещен в работе С.Н. Братуся, Субъекты гражданского права, Госюриздат, М., 1950, с. 82—84. О.С. Иоффе считает целесообразным, наряду с событиями и действиями, выделить еще группу юридических обстоятельств длящихся, которые «существуют постоянно или в течение длительного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые последствия и по погашаются в единократном акте правового действия» (О.С. Иоффе, Правоотношение по советскому гражданскому праву, с. 122—123).

[23] См. М.П. Карева и др, Теория государства и права, с. 422.










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.