Главная

Предыдущая статья | Статьи | Следующая статья

Н.П. Яблоков

доктор юридических наук, профессор

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Криминалистика и теория оперативно-розыскной деятельности — наиболее близкие по теоретическому и практическому содержанию юридические науки. Они имеют одни объекты изучения — преступную деятельность различных видов и деятельность по ее раскрытию. Много общего и в истории их развития, тактике и методике проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. И это не случайно, ибо многие исходные теоретические положения, приемы и методы оперативно-розыскной деятельности сформировались в рамках криминалистики. Соответственно многие положения и рекомендации криминалистики легли в основу указанной научной дисциплины.

Сближает указанные дисциплины и их важная роль в обеспечении раскрытия преступлений. Так, по данным Главного информационного центра МВД РФ в 2000 г., 69,78 % всех преступлений были раскрыты только силами оперативно-розыскных органов. Совместно же криминалистическими и оперативно-розыскными средствами раскрываются практически все преступления.

Возникновение оперативно-розыскной деятельности, как и расследования, было обусловлено социальной необходимостью борьбы с преступностью. При этом практическая оперативно-розыскная деятельность появилась несколько раньше следственной.

Сущность оперативно-розыскной деятельности с самого начала связывалась с осуществлением обшеуголовного розыска или сыска преступников гласными и, главным образом, негласными методами. Поэтому становление и развитие оперативно-розыскной деятельности учеными всегда объединялись со становлением и развитием уголовного сыска (В.И. Елинский, И.А. Климов, А.Г. Маркушин и др.).

В России рождение именно уголовного сыска, или розыска, осуществляемого специальными государственными органами (Разбойный, Сыскной приказы) происходило в первой половине XVI в., хотя данному процессу еще с Х в., предшествовал сыск преступников самими потерпевшими или членами их родов. Во второй половине XVII в. не только производился розыск, но к началась следственная деятельность и был определен порядок расследования преступлений в Соборном уложении 1649 г. Вместе с тем в этот период появились и различные толкования понятия «розыск», или «сыск». Под ним понимались, во-первых, установление истины при расследовании какого-либо криминального события, во-вторых, особая форма судебного производства, следственный процесс

26

и, в-третьих, действия уполномоченных на то лиц по поиску и задержанию преступников. И хотя в правовых актах того времени различия между следственным и оперативно-розыскным аспектами розыска (сыска) не просматривались, но. как отмечается в литературе, именно тогда начали складываться элементы уголовного сыска как особой самостоятельной системы поисковой деятельности[1].

Становление регулярной полиции в России в первой половине XVIII в., ее дальнейшее развитие во второй половине того же века и в XIX в. способствовали совершенствованию уголовного сыска именно как оперативно-розыскной деятельности. Стал более разнообразным арсенал средств и методов этой деятельности. В частности, начали широко применяться такие методы, как осведомительство, словесные расспросы, оперативный осмотр, негласное наблюдение, поиск с маскировкой внешности сыскных сотрудников, получение сведений от осведомителей, организация притонов-ловушек и др. Однако развитие и совершенствование оперативно-розыскной деятельности шло только чисто практически. Тактика же указанных методов оперативно-розыскной деятельности в осуществлении сыска в тот период ни нормативно не регулировалась, ни научно не осмысливалась представителями данного направления деятельности органов дознания. Во многом это объяснялось отсутствием централизованной полицейской системы, недостатком специально подготовленных кадров. Поэтому тактику действий в каждом конкретном случае определяли сами чины полиции, а чаще их руководители. Лишь в уголовно-процессуальной литературе того времени появились первые теоретические рассуждения о месте, роли оперативно-розыскной деятельности в раскрытии преступлений. Поскольку дознание в то время осуществлялось приемами и средствами уголовного сыска, ученые процессуалисты пытались разобраться в соотношении понятий дознания и сыска. В частности, В.К. Случевский, учитывая роль сыска в дознании, считал, что целью дознания является лишь «обнаружение преступного характера происшествия», а «дальнейшие действия по разыскиванию и обличению преступника» входят в задачу следователя[2]. Таким образом, дознание он, по существу, сводил лишь к уголовному сыску (оперативно-розыскной деятельности). Близка изложенной и позиция А.А. Квачевского, который различал дознание в широком и узком смысле: в широком смысле — все предварительное производство по делу, включая и оперативно-розыскные действия, направленные на обнаружение и фиксацию скрытых, тайных следов и установление виновников преступления; в узком смысле — только оперативно-розыскную деятельность, сосредоточенную на выявлении признаков преступного характе-

27

pa[3]. И.Я. Фойницкий в своих трудах тоже уделял внимание анализу методов уголовного сыска[4].

Создание сыскной полиции в середине XIX в., ее совершенствование во второй половине этого века и в начале XX в. улучшили сыскную деятельность, сделали ее более разнообразной. В ней стали широко использоваться методы полицейской разведки, внедрение секретных сотрудников (агенты), наружное и внутреннее наблюдения, а также дактилокарты, данные словесного портрета, регистрация преступников, познавательная фотосъемка и др. Уголовный сыск начал строиться по специализированному принципу (по группам наиболее распространенных преступлений). Улучшилось нормативное регулирование оперативно-розыскной деятельности. В частности, были разработаны довольно подробные инструкции по полицейскому сыску, например, Инструкция по организации и ведению внутреннего (агентурного) наблюдения (Спб., 1907), Инструкция по организации наружного (филерного) наблюдения, Инструкция чинам сыскных отделений (Спб., 1910). Но все же, по мнению историков, «сыскная полиция в начале XX в. еще не сложилась как самостоятельная обособленная структура в системе правоохранительных органов дореволюционной России»[5].

В целом же сформировавшаяся к началу XX в. практика уголовного сыска в России, несмотря на определенные недостатки, как справедливо отмечается в литературе, являлась основой для создания уголовного розыска в Советской России[6].

Однако сначала в оперативно-розыскной работе советской милиции и научных исследованиях по вопросам этой работы попытались проигнорировать эффективность сыскной деятельности дореволюционного периода. «Было декларировано, что оперативно-розыскная работа с самого начала должна строиться на принципиально новой основе под руководством партийных организаций и опыта чекистских органов по борьбе с контрреволюцией, саботажем и другими преступлениями. Поскольку такого опыта поначалу не было, а существование оперативно-розыскной деятельности объективно обусловлено социальной необходимостью, то молодое пролетарское государство вынуждено было принимать во внимание многие приемы и методы оперативной работы, изложенные в инструкциях и наставлениях прежней сыскной полиции, умалчивая, разумеется, об источниках»[7]. Конечно, столь нигилистическое отношение к

28

сыскной дореволюционной деятельности не было благоприятным для начального этапа развития советского уголовного розыска. Но впоследствии многие разработанные в дооктябрьской 1917 г. России методы оперативно-розыскной работы были восприняты и использованы с определенной корректировкой в деятельности советского уголовного розыска.

Хотя оперативно-розыскная деятельность (далее возможно сокращенное наименование ОРД) значительно древнее следственной, ее теоретико-методологическая база в отличие от теоретической основы следствия не развивалась, а фактически ее и не было. Только с рождением криминалистики у оперативно-розыскной деятельности появилась возможность использовать данные криминалистики для формирования не только своего тактико-методического и технического арсенала в негласной сфере розыскной деятельности, но и определенных теоретических основ.

Именно в рамках отечественной криминалистики, на ее теоретической и практической базе начали развиваться теория и практика оперативно-розыскной деятельности в Советском государстве. Соответственно в зарубежной и отечественной криминалистике в начале XX в. сформировалось представление о двойственной области применения рекомендаций криминалистики — в процессуальной (расследовании) и непроцессуальной (оперативно-розыскной) деятельности. Поэтому и отдельные ее рекомендации часто носили двойственный характер, что вполне закономерно: криминалистика, уже и в то время занимавшая стабильное положение и имевшая довольно четкие перспективы развития, так же, как наука о следственном искусстве, частью которого было не менее искусное ведение розыскной работы, просто обязана была теоретически и практически оснастить оперативно-розыскную деятельность.

Особенно много разработок, данные которых могли использоваться в оперативно-розыскной деятельности, было сделано зарубежными криминалистами уже вскоре после рождения криминалистики. Ее основатель Ганс Гросс в своем труде[8], и положившем начало криминалистике, не только отметил важное значение знания криминалистики для розыскных работников полиции, но и уделил значительное внимание рассмотрению вопросов в большей степени оперативно-розыскного, нежели следственного, характера. Таковыми, например, были вопросы о различных криминальных приемах преступников и способах (в том числе и негласных) их распознавания, о воровском языке, о чтении шифрованных писем, о типичных способах совершения краж и мошенничества.

Значительный вклад в разработку тактико-методического и технического арсенала оперативно-розыскной деятельности внесли западные криминалисты А. Вейнгардт, Р. Гейндль, Г. Шнейкерт, В. Штибер и др. В

29

частности, многие работы названных авторов были прямо адресованы оперативно-розыскным работникам, и в этих трудах описывалось, каким образом знания приемов и методов криминалистической тактики и техники могут быть использованы в розыскной работе[9].

Не меньший вклад в формирование указанного арсенала внесли и первые российские криминалисты И.Н. Якимов, С.М. Потапов, П.С. Семеновский, В.И. Громов и др. Все они, в определенной степени под влиянием своих зарубежных коллег, тоже исходили из мнения, в соответствии с которым существуют гласные и негласные формы применения данных криминалистики и негласный розыск является частью единой деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, и поэтому считали, что приемы и методы криминалистики должны быть средствами и расследования, и оперативно-розыскной деятельности. Например, И.Н, Якимов в своих научных трудах «Практическое руководство к расследованию преступлений» (М., 1924), «Современное розыскное искусство» (М., 1926), «Криминалистика. Уголовная тактика» (М., 1929) большое внимание уделил тактике и методике проведения оперативно-розыскной работы. В частности в книге «Современное розыскное искусство» он обращал внимание оперативно-розыскных работников на необходимость знания ими различных видов преступников, преступной среды, ее обычаев, нравов, преступных профессий. В «Практическом руководстве к расследованию преступлений» И.Н. Якимов отмечал, какими качествами должны обладать сыщики, чтобы познать оперативно-розыскное искусство. При этом он считал, что «профессия агента есть не что иное, как искусство, основанное не только на практическом опыте, но и на специальных знаниях»[10].

Его же работу «Криминалистика. Уголовная тактика» можно по праву считать учебником как криминалистики, так и оперативно-розыскной деятельности. В ней он охарактеризовал преступников своего времени, тайные способы их общения и поведения до и после совершения преступления; вместе с тем разъяснил, что должны знать оперативно-розыскные работники из области уголовно-процессуального права и тактики действий, какие подсобные средства им необходимы для розыскной работы (в том числе и средства гримирования внешности, изменения фигуры и др.), как они должны действовать в целях предупреждения и пресечения преступлений. Тактические же рекомендации по проведению отдельных действий носили не только следственный, но и розыскной характер. Эта часть работы так и называлась — «Тактика следственно-розыскных действий».

30

В труде П. Семеновского содержится много ценных рекомендаций, касающихся того, как можно использовать следы пальцев рук для выявления преступников и для создания регистрационного массива[11]. С.М. Потапов, разработав прием детективной фотографии и киносъемки, также дал рекомендации по особенностям требуемой для этого фотоаппаратуры[12]. И если И.Н. Якимов и В.И. Громов своими работами способствовали формированию тактико-методического арсенала оперативно-розыскной деятельности, то П.С. Семеновский и С.М. Потапов — его техническому оснащению.

В научных трудах последующих поколений криминалистов (В.И. Потапова, Р.С. Белкина, И.Ф. Герасимова, А.Н. Васильева и др.) тоже разрабатывались вопросы, направленные на совершенствование тактико-методической и технической основы оперативно-розыскной деятельности как негласной части криминалистики. В результате сравнительно долгое время тактико-методический и технический арсеналы криминалистики были главной основой оперативно-розыскной деятельности как ее негласной, «закрытой» части.

Мнение о том, что научные и практические основы оперативно-розыскной работы — это часть криминалистики, сохранялось до тех пор, пока от нее не отпочковалась самостоятельная специальная научно-учебная дисциплина, получившая название «Оперативно-розыскная деятельность», а потом (с началом формирования собственной теории) именовавшаяся «Теорией оперативно-розыскной деятельности». Периоду нахождения и развития теории оперативно-розыскной деятельности в рамках криминалистики был свойствен разброс во мнениях криминалистов по поводу того, является ли указанная деятельность частью криминалистики или она уже стала самостоятельной отраслью знаний в качестве специальной научной дисциплины.

Значительная часть видных криминалистов того периода (А.Н. Васильев, А.И. Винберг, Р.С. Белкин и др.) вначале считали оперативно-розыскную деятельность и ее теорию частью криминалистики. Так, в одной их своих ранних работ А.Н. Васильев, включая тактику оперативно-розыскных действий б предмет криминалистики, писал, что «если тактику оперативно-розыскной работы не включать в предмет криминалистической тактики, то оперативно-розыскная работа не подвернется научному обобщению и изучению на юридической базе ни в какой другой науке и, следовательно, будет исключено важное средство усовершенствования оперативно-розыскных действий и их научной организации»[13]. Этих взглядов он придерживался вплоть до конца 70-х годов

31

XX в., хотя иногда и допускал отнесение некоторых видов оперативно-розыскной работы к содержанию специальных (каких, не указывал) дисциплин[14].

Однако в учебнике криминалистики 1980 г. А.Н. Васильев уже констатировал, что «оперативно-розыскные действия, используемые для предупреждения, обнаружения, пресечения преступлений (в доследственный период. — Н.Я.], а также в процессе расследования, составляют особую дисциплину». О причине перемены своих взглядов по этому вопросу А.Н. Васильев говорил следующее: «Существовавшая ранее точка зрения о том, что оперативно-розыскные действия, используемые в расследовании, охватываются криминалистикой, объясняется главным образом тем, что особая дисциплина, объединяющая все виды оперативно-розыскных действий, находилась в процессе становления. По мере того, как эта дисциплина заняла свое место в системе наук, вышеуказанная точка зрения изменилась»[15].

А.И. Винберг, ранее относивший приемы оперативно-розыскной работы к предмету криминалистики[16], впервые признал существование специальной научной дисциплины, изучающей оперативно-розыскную деятельность органов внутренних дел, уже в 1959 г.[17] Правда, и потом у него по этому вопросу были некоторые колебания.

Р.С. Белкин и его соавтор А.С. Соколов в совместной работе (1957 г.) утверждали, что уголовно-процессуальная и оперативно-розыскная деятельность базируются на общей научной основе, каковой служит криминалистика. Впоследствии Р.С. Белкин тоже отказался от подобного утверждения и, признав существование соответствующей научной дисциплины, подробно обосновал изменение своих взглядов. В частности, по его мнению, интенсивная разработка учеными всех разделов теории оперативно-розыскной деятельности способствовала не только созданию фундамента данной теории, но и обоснованию необходимости формулирования самостоятельного предмета указанной науки, отличного от предмета криминалистики, хотя и тесно связанного с последним[18].

Изменились взгляды по данному вопросу и у многих других криминалистов. Такая метаморфоза достаточно хорошо объяснима, что удачно продемонстрировал Р.С. Белкин: «Пока накапливавшийся в рамках криминалистики эмпирический материал не противоречил представлениям о криминалистике как науке лишь о средствах и методах борьбы с преступностью, зарождавшаяся теория оперативно-розыскной деятельности

32

развивалась как часть этой науки, как элемент ее составных частей, разделов. Это был закономерный процесс, типичный для любой науки»[19]. Последующие же научные исследования стали основой теории указанной деятельности и серьезным обоснованием для выделения ее предмета изучения и самостоятельной научной дисциплины.

Во многом именно накопление соответствующей эмпирической информации и теоретических разработок по вопросам оперативно-розыскной деятельности, последующее формирование соответствующей теории оперативно-розыскной деятельности и ее обособление от теории криминалистики, а также успешная реализация основных положений теории оперативно-розыскной деятельности на практике и послужили признанию этой теории в качестве самостоятельной отрасли научного знания.

В результате существование теории оперативно-розыскной деятельности стало объективным фактором. Ее реальность в настоящее время подкреплена и значительным числом серьезных монографических исследований по вопросам данной теории[20]. Соответственно и криминалисты признали самостоятельное от криминалистики существование теории оперативно-розыскной деятельности как одной из специальных наук уголовно-правового цикла.

Вместе с тем процесс формирования теории ОРД был весьма сложным и длительным в силу целого комплекса причин, которые довольно долго препятствовали развитию и признанию указанной теории как самостоятельной науки. К числу таких причин относилось и нежелание ряда криминалистов согласиться с самостоятельным характером данной теории, и даже отсутствие единства мнений по этому поводу среди представителей оперативно-розыскной деятельности.

Этим объясняется то, что до 70-х годов XX в. в литературе встречались высказывания представителей ОРД типа «теория оперативно-розыскной деятельности не оформилась в науку...»[21].

Однако в большей степени процессу признания теории оперативно-розыскной деятельности мешали различные обстоятельства объективного свойства, к числу которых можно отнести следующие факторы.

Во-первых, нужно отметить излишнюю засекреченность разрабатываемых общетеоретических проблем оперативно-розыскной деятельности. Это являлось следствием того, что с 1917 по 1992 г. оперативно-розыскная деятельность органов внутренних дел, как практическая,

33

так и в определенной мере научная, регламентировалась ведомственными секретными нормативными актами, относящимися к нормам специального административного права. В результате многие ее исходные и основные теоретические положения не могли быть предметом должного обсуждения учеными из смежных отраслей знаний. Лишь появление Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» внесло перелом в подобную ситуацию. С его принятием многие теоретические вопросы ОРД, прежде всего правовые, наряду с тем, что они привлекли более пристальное внимание со стороны ученых смежных наук, стали в отдельных случаях предметом совместных научных исследований. Начали появляться монографические работы и статьи по данным вопросам в открытой печати[22].

Во-вторых, наблюдалась недооценка не только необходимости формирования, но и уже реально существующей теории оперативно-розыскной деятельности в качестве самостоятельной отрасли правовых знаний и соответствующей научно-практической дисциплины со стороны ряда ученых уголовно-процессуального цикла. Например, на протяжении значительного отрезка времени после начала преподавания указанной дисциплины в специальных вузах и формирования ее теории во многих учебниках уголовного процесса обходился молчанием вопрос о существовании такой научной дисциплины, как теория оперативно-розыскной деятельности. Отчасти этому способствовало и то, что длительное время в официальных научных кругах теория ОРД не считалась научной. Лишь после включения ее в номенклатуру ВАКа и принятия Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» отношение процессуалистов к названной теории и ее основам изменилось. В настоящее время в учебниках уголовного процесса уделяется внимание раскрытию правовой сущности, задач и результатов оперативно-розыскной деятельности. Так, в последнем учебнике уголовного процесса, подготовленном учеными Московского университета, в нескольких его разделах рассматриваются вопросы оперативно-розыскной деятельности[23].

В-третьих, излишне сильное влияние политических и ведомственных установок по поводу структуры теории ОРД тоже сыграло свою отрицательную роль в развитии указанной теории.

В-четвертых, сильная зависимость теории оперативно-розыскной деятельности от соответствующей практической деятельности, в которой порой проглядывалось искаженное представление о законности и нравственности при ее осуществлении.

34

К субъективным же причинам, помешавшим более быстрому формированию указанной теории, можно отнести недооценку самими представителями этой научной дисциплины важности теоретических разработок по вопросам ОРД.

То, что криминалистические научные разработки в области техники, тактики и методики расследования послужили добротной основой для формирования и учебной дисциплины ОРД, и ее теории, признавали и признают практически все представители названной научной дисциплины (Д.В. Гребельский, В.М. Атмажитов, Г.К. Синилов, И.А. Климов и др.).

Действительно, влияние криминалистики как важной основы на содержание задач теории оперативно-розыскной деятельности, ее суть, структуру и многие тактико-методические рекомендации огромно. Оно проявляется не только в сказанном нами. Уже при определении объекта и предмета теории оперативно-розыскной деятельности просматривается влияние на них сложившихся в криминалистике взглядов по данному вопросу. Так, общим объектом теории оперативно-розыскной деятельности (фактически и в криминалистике тоже) считают преступную деятельность как определенное социальное явление и оперативно-розыскную деятельность в качестве одного из видов общественной практики борьбы с преступностью, предметом — закономерность, отношения, связи и другие объективные стороны, характерные для объекта ее исследования (И.А. Климов, Г.К. Синилов). Иногда в объект ОРД, примерно в изложенном понимании, включают взаимосвязи, взаимодействия и отношения внутри таких явлений и процессов, как преступная деятельность и оперативно-розыскная деятельность, связи между самими этими элементами. А в определение предмета вносятся некоторые коррективы специфического характера, связанные с изучением криминальной активности преступников, но опять-таки исходя из выявления учета закономерностей объекта изучения (В.И. Елинский).

Система теории оперативно-розыскной деятельности тоже строится по принципу системы криминалистики, а именно: общая теория ОРД, оперативно-розыскная тактика, оперативно-розыскная методика, оперативно-розыскная техника,

И в содержании теории оперативно-розыскной деятельности можно обнаружить большое влияние криминалистики. Так, основными задачами теории ОРД считаются выявление и изучение закономерностей, присущих объекту исследования, выявление и анализ типичного, повторяющегося, устойчивого и характерного в механизме совершения преступлений. Те же самые положения составляют и важные задачи теории криминалистики. Более того, полагаем, что знания о механизме преступлений и их особенностях не могут быть полными без криминалистической информа-

35

ции. Поэтому подобные исследования невозможны без учета огромного материала, наработанного криминалистами[24].

Теория ОРД, как и криминалистика, изучает причинно-следственные связи механизма образования оперативно и криминалистически значимой информации, правила и процедуры ее поиска, фиксации, оценки и использования в качестве фактических данных для принятия процессуальных и оперативных решений по фактам подготавливаемых, совершаемых или совершенных преступлений и в отношении лиц, причастных к ним.

Положения теории оперативно-розыскной деятельности об оперативно-розыскной информации, об оперативно-розыскных версиях, об оперативных комбинациях и тактических операциях не только содержат криминалистическую информацию, но и во многом опираются на ее исходные теоретические предпосылки.

Общими для криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности (особенно для последней) являются морально-этические проблемы. Для ОРД же это имеет принципиальное значение, «так как будучи преимущественно негласной, ока не находится под непосредственным контролем широких масс, в силу известных обстоятельств не в состоянии объяснить общественности применение средств и методов в разрешении конкретных криминальных ситуаций»[25].

В методологии криминалистики и теории ОРД тоже много общего. Исследователи указанной теории используют систему общенаучных, частнонаучных и специальных методов и методик, в совокупности выполняющих ее методологическую функцию. Как и для криминалистической деятельности, в ОРД большое значение имеют аналитические (анализ, синтез, обобщение, сравнение), логические (суждения, умозаключения, аналогия) методы, методы индукции и дедукции, наблюдения, моделирования, сравнительный метод и особенно методы изучения личности лиц, попадающих в орбиту оперативно-розыскной и криминалистической деятельности.

Оперативная тактика, подчеркивают представители названной теории (И.А. Климов, Г.К. Синилов), во многом начала свое формирование в рамках криминалистики. Действительно, та ее современная часть, в которой рассматриваются такие вопросы, как оперативно-розыскная ситуация, оперативно-розыскная версия, оперативно-тактическое прогнозирование и планирование, выработка и принятие стратегических и тактических решений, теория оперативных комбинаций и тактических операций, общие положения и организационно-тактические формы взаимодействия субъектов ОРД с субъектами процессуальной деятельности, в значитель-

36

ной мере опирается на основополагающие положения криминалистики. И это не случайно, ибо оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», особенно опрос граждан, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, несмотря на их непроцессуальный характер, тактически нередко опираются на рекомендации криминалистической техники.

Оперативно-розыскная методика, пожалуй, в еще большей степени использует положения криминалистической методики расследования. Именно в ней реализуются принципиальные положения криминалистики, ориентирующиеся на системное применение сил, средств и методов в единстве их связи и зависимости от особенностей следственных и оперативно-розыскных ситуаций, с учетом способов и обстановки совершения конкретных видов преступлений, типологии свойств личности подозреваемых, т.е. данных криминалистической характеристики соответствующих видов преступлений.

Отдельные оперативно-розыскные методики, как и в криминалистике, именуются частными и во многом по содержанию и объему приближаются к криминалистическим методикам. Конечно, первые разрабатываются с учетом оперативно-розыскных особенностей складывающихся ситуаций при ориентации на перечень возможных фактических данных, получаемых именно в ходе оперативно-розыскной деятельности, подлежащих выявлению, сохранению и изъятию для последующего использования в уголовном процессе. Представляется, что в этих методиках даже слишком много от криминалистики. Они не должны походить на приемы следственной деятельности. Это будет не лучшим способом оперативно-розыскной деятельности. Указанные методики должны содержать больше оперативно-розыскной специфики.

Немаловажное значение имеют сведения из области криминалистической техники для разработки и продуманного использования средств и методов оперативной техники. Данная часть теории оперативно-розыскной деятельности, думается, позже других ее частей отделилась от криминалистики, в частности от криминалистической техники. Это произошло в конце 50-х годов XX в.

Названная часть теории ОРД включает в себя многие традиционные и для криминалистики исследования по вопросам применения поисковой, звуко- и видеозаписывающей техники, фотосъемки, техники для изъятия и фиксации выявленной информации. Так же, как и в криминалистике, большое значение для оперативно-розыскной техники имеют информационно-поисковые системы (ИПС), данные которых могут быть использованы при расследовании «по горячим следам» преступлений, к примеру, связанные с инструментальной идентификацией личности по запахо-

37

вым следам, крови, микрочастицам, с экспресс-исследованиями различного рода веществ и документов.

Таким образом, криминалистическая основа теории оперативно-розыскной деятельности весьма обширна и значима для дальнейшего ее развития. Да и криминалистика многое может позаимствовать из этой теории. Полагаем весьма справедливым мнение Р.С. Белкина по поводу связи криминалистики и теории ОРД. Он отмечал: «Тесная взаимосвязь криминалистики и теории оперативно-розыскной деятельности обусловливает обоюдную заинтересованность в разработке ряда смежных для них проблем. Исходя из перспектив развития криминалистики, представляет особый интерес разработка в теории оперативно-розыскной деятельности таких вопросов, как:

- содержание и виды оперативно-розыскной информации,

- связь оперативной информации с информационными процессами при доказывании,

- пути и пределы использования в оперативно-розыскной деятельности криминалистических приемов и средств,

- сочетание гласных и негласных методов в этой деятельности,

- цели, направления и приемы использования оперативным работником доказательственной информации, предоставленной ему следователем

Признание теории оперативно-розыскной деятельности самостоятельной наукой позволяет включить ее в число наук, данные которых используются в криминалистике в непосредственном или преобразованном виде. Можно предположить, что по мере дальнейшей разработки этой теории все большее число ее положений будет использоваться в криминалистике при разработке новых технических средств, тактических приемов и методических рекомендаций по раскрытию и расследованию преступлений»[26].

В свете вышеизложенного вряд ли можно согласиться с мнением о том, что разработке самостоятельной теории оперативно-розыскной деятельности и ее совершенствованию мешает позиция некоторых ученых-процессуалистов и криминалистов, относящих эту теорию к сфере криминалистики (В.И. Елинский). На наш взгляд, отнесение указанной теории к сфере криминалистики — науки с богатым научным потенциалом, к тому же решающей во многом одни и те же задачи с ОРД, — только идет ей на пользу. И это уже свершившийся факт.

В юридической литературе в настоящее время дискутируется мнение о формировании в России новой отрасли права — уголовно-розыскного права — и соответственно отрасли российской юридической науки[27]. Хотя данный вопрос весьма дискуссионен, но, представляется,

38

аргументы, приводимые в обоснование реальности фактического существования этой отрасли права, довольно убедительны. Действительно, имеются весьма специфические объект и предмет правового регулирования, не относящиеся в должном объеме к какой-либо другой существующей отрасли права Есть свои специфические методы, система принципов и норм и т.д. Да и сама жизнь требует, чтобы такая весьма своеобразная и сложная деятельность, затрагивающая конституционные права граждан, была строго правовой и регламентировалась самостоятельной отраслью права.

В заключение коснемся вопроса о том, какая роль отводится различным областям знаний в формировании данной науки, по мнению некоторых разработчиков указанной отрасли права[28]. Прежде всего необходимо отметить, что теория оперативно-розыскной деятельности в отраслевой науке аналогичного названия является лишь ее частью. При этом в содержание науки уже не включаются вопросы оперативной тактики, методики и техники. Криминалистическим знаниям в данной науке отводится очень скромная роль (см схему), такая же, как и знаниям наук уголовного права, криминологии, уголовно-исполнительного права и уголовно-процессуального права.

Схема. Область формирования науки уголовно-розыскного права[29]

39

Роль криминалистики в данном случае даже меньше роли административного права и некоторых других наук и теорий (каких именно, авторы не раскрывают). Тем самым основополагающая роль теоретических и практических данных криминалистики в содействии организации и реализации оперативно-розыскными средствами розыскных задач существенным образом принижается. А с этим согласиться никак нельзя. Думается, и все изложенное нами подтверждает наше мнение.

Роль и значение криминалистики в формировании теории оперативно-розыскной деятельности настолько существенна, что отдельные суждения иного рода не могут поколебать объективно сложившееся положение вещей по поводу значения криминалистических начал указанной теории в качестве ее теоретической и практической основы.

Поступила в редакцию 28.08.2000

Главная

Предыдущая статья | Статьи | Следующая статья



[1] См.. Елинский В.И., Исаков Б.М. Становление и развитие уголовного сыска в России (X —нач. XX в.). М., 1998. С. 16—17.

[2] См.: Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Спб., 1913. С. 107.

[3] См.: Квачевский А.А. об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г., 7..2 и 2.3. Спб., 1864 С. 5.

[4] Инструкция по работе полиции. М., 1912.

[5] Матненко Т.А. Сыкная полиция в России во второй половине XIX — начале XX в.: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994. С. 23.

[6] См.: Елинский В.И., Исаков В.М. Указ. соч. С. 46.

[7] Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность — необходимость и законность. Нижний Новгород, 1997. С. 28.

[8] См.: Гросс Г. Руководство для судебных следователей как сисиема криминалистики. Спб., 1908.

[9] См.: Вейнгардт А. Уголовная тактика. Петроград, 1910; Гейндль Р. Уголовная техника. Из материалов уголовного розыска. М., 1925; Штибер В., Шнепкерт Г. Практическое руководство для работников уголовного розыска. М., 1925.

[10] Якимов И.Н. Практическое руководство к расследованию преступлений С. 140.

[11] См.: Семеновский П. Дактилоскопия как метод регистрации. М, 1923.

[12] См.: Потапов СМ. Судебная фотография. М., 1926; 1938; 1948.

[13] Васильев А.Н. Следственная тактика и ее место в системе криминалистики // Советская криминалистики на службе следствия. М., 1961. Вып. 15. С. 38—39.

[14] Криминалистика М., 1963. С. 275.

[15] Криминалистика. М.,1980. С. 11.

[16] Криминалистика. М., 1950. Ч. 1. С. 14.

[17] Криминалистика. М., 1959. С. 13—14.

[18] См.: Белкин Р.С. Курс советской криминалистики. М., 1977. Т. 1. С. 96.

[19] Белкин P.C. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 1 С. 200.

[20] См, напр.. Маркушин А.Г. Указ, соч., Чувилев А.А. Оперативно-розыскное право. М., 1999; Овчинский С.С. Основы оперативно-розыскной деятельности в борьбе с организованной преступностью // Основы борьбы с организованной преступностью. М., 1996. С. 318—396; Он же. Оперативно-розыскная информация. М., 2000; и др.

[21] Олейник П.А., Птицын А.Г. Методологические вопросы теории оперативно-розыскной деятельности // Криминалистика и судебная экспертиза. Киев, 1969. Вып. 6. С. 53.

[22] См.: Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991, Маркушин А.Г. Указ, соч., Мешков В.М., Попов В.Л Оперативно-розыскная тактика и особенности легализации полученной информации в ходе предварительного следствия. М., 1999; Зажщкий В. И. Связь оперативно-розыскной деятельности и уголовного процесса // Государство и право. 1995. 6; и др.

[23] Уголовный процесс / Под ред. К.Ф. Гуценко. М, 2000.

[24] См., напр.: Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Нижний Новгород, 1997; Кирсанов З.И. Теоретические основы криминалистики. М., 1998.

[25] Маркушин А.Г. Указ. соч. С. 101.

[26] Белкин P.C. Курс криминалистики. М., 1997. Т. 1 С. 205.

 

[27] См., напр. Шумилов А.Ю. Об уголовно-розыскном праве в России. М., 1998; Чувилев А.А. Указ соч., и др.

[28] См.: Шумилов А.Ю. Указ соч. С. 4—5, Чувшев А.А. Указ соч. С. 1—32

[29] Схема приводится в работе А.Ю. Шумилова «Об уголовно-розыскном праве в России» (с.14)










Главная| Контакты | Заказать | Рефераты
 
Каталог Optime - Тематический каталог сайтов. Каталог Boom.by rating all.by

Карта сайта | Карта сайта ч.2 | KURSACH.COM © 2004 - 2011.